Публикации - CRN/RE: Звездный час «умных городов»

25.12.2012
Комментарий Александра Чибизова, исполнительного директора Optima Transport (Группа Optima), журналу CRN/RE 


Автор: Константин Геращенко

Одна из самых «горячих» тем этого года — «Умный город». На первый взгляд, может показаться, что повышенный интерес к ней — результат усилий маркетологов, которые ищут новые сферы для развития бизнеса своих компаний. На самом деле внимание к «умным городам» объясняется множеством объективных причин. Об урбанизации и бурном росте городов говорят вот уже на протяжении нескольких столетий, с момента начала промышленной революции. В 60–70-е годы прошлого века особой популярностью пользовались футуристические проекты городов будущего, тогда о них писали практически все научные и научно-популярные издания. Но вскоре интересы людей переключились на другие темы, и проблему развития городов если и продолжали обсуждать, то только в узких профессиональных кругах. И вот относительно недавно и как-то совершенно незаметно наша цивилизация прошла важный рубеж: численность городского населения планеты сравнялась с численностью ­населения сельского. Случилось это, если верить статистике, в 2009 г. Надо отметить, что в развитых странах этот рубеж был пройден намного раньше и сегодня доля городского населения там составляет в среднем 75%.

Очевидно, что тенденция к укрупнению городов и увеличению доли городского населения сохранится в течение многих лет. А это значит, что настало время пересмотреть все аспекты организации городского хозяйства. «Если XIX век был веком империй, а двадцатый — веком национальных государств, то XXI век станет эпохой городов, — заявил вице-президент IBM по направлению „Разумный город“ Джерри Муни. — Большинство городов стоит перед лицом одних и тех же проблем. Это постоянный рост населения, старение городской инфраструктуры и рост расходов при необ­ходимости их минимизации».

Существующие формы управления городскими и коммунальными службами себя практически исчерпали и не удовлетворяют современным требованиям. Сегодня города потребляют примерно 75% мировых ресурсов, и власти ежедневно сталкиваются с огромными проблемами. Это высокий уровень загрязнения воздуха, перегруженность магистралей, нехватка общественного транспорта, низкий уровень безопасности (имеется в виду не только уровень преступности, но и безопасность на дорогах, возможность получения своевременной медицинской помощи, качество продуктов питания и др.), плохое качество водоснабжения, нерациональное использование энергетических ресурсов, проблема утилизации отходов. В недалеком будущем, когда городское население достигнет 85%, нас может ожидать тотальный коллапс инфраструктуры и коммунальных служб. Попыткой решить весь комплекс известных проблем стало создание концепции «умного города». Она нацелена на совершенствование городской среды и предполагает управление городом, его экономикой, социальной деятельностью, транспортной системой, экологией и жизнеобеспечением с помощью интеллектуальных техно­логий. Конечная цель всех этих усилий — сделать проживание людей в городе максимально комфортным и безопасным.

Пионеры в создании «умных городов» — промышленно развитые страны Америки, Западной Европы и Юго-Восточной Азии. Однако реальных воплощений «светлого ­будущего» пока немного, к тому же многие проекты носят пилотный характер. В России интерес к «умным городам» также высок. Об этом можно судить хотя бы по количеству тематических семинаров и конференций. Одно из последних таких мероприятий — форум «Умный город будущего» — прошло в Москве 14–15 ноября. Как правило, на подобных конференциях обсуждается широкий круг проблем. В частности, на ноябрьском форуме рассматривались модели экономического роста городов и регионов, вопросы привлечения и эффективного использования инвестиций, развития транспортных систем городов и агломераций, развития социальной сферы, проблемы энергоснабжения, работа жилищно-коммунального хозяйства, маркетинг территорий, повышение их конкурентоспособности и инвестици­онной привлекательности, градостроительная политика, применение ИКТ во всех сферах городского хозяйства. Все это — различные аспекты концепции «умного города». К реше­нию задач, связанных с разработкой и внедрением информационных систем, подклю­чены крупнейшие организации. Например, «Ростелеком» развивает федеральную государственную ИС — единый портал госуслуг, механизмы доступа к сервисам электронно­го правительства с различных устройств, а также систему межведомственного электронного взаимодействия. Число зарегистрированных пользователей портала уже превысило 2 млн. человек. На портале можно получить информацию о 40 тыс. госуслуг, из которых более полу­тора тысяч предоставляются полностью в электронном виде. За прошедшие два года количество посещений портала превысило 120 млн. К системе подключены 78 регионов России. ОАО «Концерн «Сириус», входящий в состав Государственной корпорации «Ростехнологии», принимает участие в реализации программы «Безопасный город» (система общественной безопасности, интеллектуальный транспорт, система повышения энергоэффективности, медицина и др.).

В работах по построению «Безопасного города» ОАО «Концерн «Сириус» сотрудничает с корпорацией IBM, с которой в июне 2012 г. был подписан меморандум, предполагающий взаимодействие по созданию комплексных централизованных систем управления городской экосистемой. Следует отметить, что IBM обладает большим опытом реализации проектов комплексных систем безопасности в различных городах мира. Предлагаемые IBM решения могут впоследствии интегрироваться с системами «Безопасный город», разрабатываемыми в ОАО «Концерн «Сириус».

От теории к практике

Концепция «умного города» выглядит весьма привлекательно, но как обстоят дела в нашей стране в реальности? По мнению специалистов, отдельные шаги в нужном направлении уже сделаны. В каждой из областей (транспорт, образование, энергоснабжение, безопасность, здравоохранение, коммунальное хозяйство, организация документооборота, ИТ, взаимодействие между различными службами и др.) есть понимание того, что и как надо менять или модернизировать, чтобы инфраструктура и процессы управления соответствовали современным требованиям. Многие системы внедрены, работают и дают реальную отдачу. Но единой общей политики на государственном уровне пока нет. А без нее мы в лучшем случае получим лишь наборы разрозненных решений.

Существуют и другие причины, усложняющие процесс создания «умных городов». Крупные мегаполисы имеют долгую историю, их облик складывался столетиями, поэтому приходится подстраиваться под уже имеющиеся инфраструктуру, географические и архитектурные особенности города. Как отмечает Владимир Шибанов, генеральный директор компании «Аквариус», есть два пути построения «городов будущего» — либо модернизация существующих систем и инфраструктур, либо строительство всего города с нуля. Второй путь более выигрышный, он позволяет раскрыть все преимущества передовых технологических решений. Яркий пример такого подхода — города Сонгдо в Южной Корее и Масдар в ОАЭ. В этих городах широко используются телекоммуникационная инфраструктура и ИКТ, инновационное проектирование для реали­зации экологических, социальных и экономических целей. «В России пилотным проектом создания „умного города“ „с нуля“ станет „Новый Берег“, возводимый под Сестрорецком, недалеко от Петербурга, — ­говорит Владимир Шибанов. — Реализует­ся данный проект японским консорциумом совместно с рядом российских компаний».

Но такие проекты в Европе и Америке — скорее исключения. Обычно «умные города» не строят с нуля, а модернизируют существующую инфраструктуру.

«„Умных городов“ в мире сейчас единицы. В России они пока только планируются и проектируются на основе преимущественно западного опыта и технологий, — считает Максим Луньков, руководитель направления по созданию „умных“ и подключенных сообществ российского представительства Cisco. — Главное здесь — правильно выбрать сервисы, оптимальные для данного города».

Конечно, у российских проектов есть свои социальные и климатические особенности, но кардинальные их отличия — в организации финансирования. Как отмечает Максим Луньков, в большинстве случаев инициатива запуска и финансирование исходит от федеральных властей. Частные компании в России неохотно идут на участие в подобных проектах из-за длительных сроков возврата инвестиций (обычно 7–10 лет) и недоступности «длинных» денег. На Западе же обычно используется государственно-частное (или муниципально-частное) партнерство. Например, в проекте «умного района» в Барселоне муниципалитет финансирует построение основной телекоммуникационной инфраструктуры и затем предоставляет каналы связи в аренду независимым инвесторам, которые на этой базе разрабатывают собственные решения, приложения и дополнительные услуги, предназначенные для пользователей. Как ­показывает практика, такая ­бизнес-модель довольно хорошо работает.

Понятно, что соотношение государственного и частного финансирования конкретных сервисов зависит от характера услуг и приложений. Если это услуги, связанные с общественной безопасностью и организацией дорожного движения с использованием интегрированных систем видеонаблюдения, то в этом случае чаще всего и заказчиком, и потребителем выступает муниципалитет или государство. Трудно представить услуги коммерческого видеонаблюдения в рамках общегородской системы безопасности, но, например, за распознавание номера автомобиля с последующим автоматическим открытием ворот придомовой стоянки клиент наверняка согласится заплатить. Ну а корпоративных пользователей могут заинтересовать услуги виртуального офиса, в том числе с использованием VPN-каналов и ВКС-связи. С помощью аналогичных систем можно организовать дистанционное обучение или медицинское обслуживание жителей. И все эти коммерческие сервисы могут работать на базе муниципальной телекоммуникационной инфраструктуры.

«При проектировании систем „умного города“ важно определиться с набором услуг, — подчеркивает Максим Луньков. — Список подобных сервисов, которые технически можно реализовать уже сейчас, насчитывает порядка 200 позиций. На внедрение всех не хватит никаких денег даже у самых богатых городов. Надо выбрать те, которые будут наиболее востребованы как муниципалитетами и государственными службами, так и корпоративными клиентами и частными потребителями конкретного города. Исходя из списка „умных“ услуг готовятся соответствующие технологические решения и происходит дальнейшее проектирование. При этом необходимо понимать, что чем больше „умных“ сервисов планируется, тем более затратной будет их реализация, что, в свою очередь, скажется на сроках и возможности возврата инвестиций. Город можно сделать „умным“, заплатив за это „умную“ цену».

«Превращение в „Разумный город“ обычно начинается с самой болевой точки. Однако это непрерывный процесс, который не ограничивается 1–2 проектами», — подчеркнул Джерри ­Муни. Добавим, что это многоплановая задача, охватывающая все стороны жизни современного мегаполиса.

По мнению Анатолия Сергеева, генерального директора компании «СибИТ-Проекты», «умный город» — это прежде всего правильное управление городом, использующее современные возможности передачи, хранения, обработки данных и получения актуальной информации, необходимой для принятия управленческого решения. Это управление, которое не полагается на вчерашний опыт, номенклатурные механизмы и устаревшие знания, а использует современные аналитические инструменты, информационные технологии и получаемую с их помощью обратную связь.

В первую очередь должны быть задействованы следующие инструменты и приложения:

  • единые городские базы данных (адресный справочник, регистр населения, предприятий города), исключающие возможность дублирования, искажения информации, совершения ошибок и махинаций;
  • многослойная городская геоинформационная система с распределенным санкционированным доступом к ней, интегрированная с базами данных и позволяющая осуществлять мониторинг, контроль и оперативное реагирование на любые возникающие события;
  • система автоматизированного управления ЖКХ города с возможностью оптимизации процессов потребления коммунальных услуг, адресного информирования и визуального оповещения о внештатных ситуациях;
  • интеллектуальная система управления общественным транспортом города и дорожным движением;
  • системы фото- и видеофиксации нарушений правил дорожного движения, общественного порядка и безопасности;
  • прозрачная информационная система получения обратной связи от населения.

«Разумное управление городом включает наличие качественной и актуальной информации, координацию и интеграцию процессов, а также применение современных алгоритмов управления, — пояснил руководитель направления „Разумный город“ IBM в России и СНГ Андрей ­Галицкий. — Говоря о будущем „разумного города“, я хотел бы обратить внимание на один из основных вопросов, стоящих перед городскими управленцами, — интеграцию данных. Стандартная ситуация: человек меняет адрес регистрации, а в каких-то базах еще 10 лет значится его прежнее место жительства».

Надо отметить, что помимо информационных задач городским властям надо решать множество других, еще более актуальных. К их числу следует отнести транспорт и энергетику.

Перегруженность магистра­лей — бич всех крупных городов. Но с помощью современных технологий с этой проблемой частично можно справиться. Понятно, что при росте числа автомобилей и увеличении парка общественного транспорта никакие ухищрения не помогут, если пропускная способность дорог осталась на уровне прошлого века. Верно и обратное утверждение: без «умного» управления трафиком даже при наличии многополосных дорог пробок не избежать.

«Общепринятого понимания того, какой должна быть информационно-транспортная система (ИТС), кто и как ее должен создавать и эксплуатировать, сейчас в России нет, — утверждает Александр Чибизов, исполнительный директор Optima Transport (Группа Optima). — Причина — отсутствие проверенных качественных технических решений для каждого элемента ИТС и необходимой методологической базы. Следовательно, нельзя выстроить четкую модель системы во взаимосвязи всех ее элементов, отбросив лишнее и второстепенное и не упустив необходимого. А без этого перспектива появления ИТС в России вряд ли обретет реальные очертания. Можно сказать, что единая концепция ИТС в стране только зарождается, причем в муках».

ИТС существуют в США, Японии, Австралии, Европе, Азии. Там они работают не один десяток лет и регламентируются международными стандартами. Их развитие шло постепенно. Сначала создавалась, например, АСУДД (автоматизированная ­система управления дорожным движением). Затем на базе ее каналов связи вырастали другие системы: видеонаблюдения, фиксации правонарушений, «умные» остановки, информирующие, сколько осталось времени до прибытия нужного маршрута, организация приоритетного проезда общественного и спецтранспорта и так далее. АСУДД в зависимости от нужд конкретного города реализуется по одной из двух схем — с организацией движения и без него. Первое предполагает наличие единого центра (ЦОДа и диспетчерского пункта), куда стекается вся информация от установленных на перекрестках датчиков и видеокамер и где в автоматическом режиме либо принудительно диспетчером осуществляется адаптивное регулирование трафика. Во втором случае речь идет о независимой работе интеллектуальных перекрестков по автоматически выбираемым алгоритмам, с учетом дорожной ситуации и информации, поступающей от датчиков соседних перекрестков.

В России, по словам Александра Чибизова, пока нет ни одного проекта по созданию ИТС. Идет внедрение отдельных элементов системы в отдельных городах. Наибольшее распространение получила пока фиксация нарушений ПДД (например, в Казани, Москве), видеонаблюдение и АСУДД (в Казани к Универсиаде 2013 реализуется итальянской компанией Svarco, охватывает около четверти светофоров города, или 95 шт.; в Новосибирске и Калининграде внедряется отечественная АСУДД; есть пилотные зоны в Москве). Ведутся проекты по интеллектуальным парковкам и освещению.

По мнению специалистов, в Москве уже поздно пытаться изменить ситуацию с помощью только интеллектуальных перекрестков. Внедрение самой современной АСУДД повлечет колоссальные затраты, а эффект будет незначительным, порядка 10–15%, в том числе из-за нехватки дорог и их неэффективного проектирования. В реальности это означает, что если вы добирались на работу за час, то после запуска системы путь будет занимать 50 минут. Впрочем, эту работу все равно нужно делать, ситуация тупиковая: продолжается ничем не ограни­чиваемый рост количества машин, а новых дорог практически не строят.

«Фактически в Москве АСУДД не создают, — утверждает Александр Чибизов. — Выделяемые деньги идут на модернизацию существующего „железа“: замену аппаратной части, контроллеров, установку светодиодных светофоров и информационных табло. Но адаптивного регулирования ситуации в городе нет».

Специалисты полагают, что в России полноразмерная АСУДД, включающая все три уровня управления, может дать наибольший эффект в городах миллионерах и субмиллионерах (например, Воронеже, Краснодаре). То есть там, где из-за неразвитой и непродуманной инфраструктуры уже начались транспортные проблемы, но они еще вполне решаемы «интеллектуальным» путем. Что касается АСУДД второго уровня, когда речь идет о взаимосвязанной ­работе группы перекрестков, не объединенных единым центром и решающих локальные задачи, то это актуально для средних городов, имеющих, например, свободные окраины и напряженный центр.

Отдельно надо сказать об оптимизации управления движением пассажирского транспорта. В компании РНТ считают, что для решения этой задачи необходимо использовать следующие системы:

  • Систему ГЛОНАСС/GPS-мониторинга транспорта. Она определяет местоположе­ние и скорость транспортных средств, позволяет контролировать эксплуатационные параметры, такие как расход топлива, количество моточасов и др.
  • Систему автоматического информирования пассажиров (голосовая и графическая). Этот сервис для пассажиров существует с незапамятных времен, но если раньше водитель сам включал запись на каждой остановке, то сейчас система может делать это автоматически.
  • Систему безопасности. В основном под массовой и глобальной системой безопасности на транспорте в последнее время понимается проект ЭРА ГЛОНАСС (государственная система экстренного реагирования при авариях).
  • Систему контроля стиля вождения. Она также основана на ГЛОНАСС/GPS-мониторинге транспорта. В автомобильный бортовой навигационный терминал встраивают датчики, определяющие величину ускорений, торможений, интенсивность маневрирования, а также использования ремней безопасности и фар ближнего света. Совокупность этих показателей позволяет с помощью специального ПО оценить степень риска и безаварийности для любого ­водителя.
  • Систему «умная остановка» и сервис прогнозов. Остановки оснащают светодиодными табло, на которых отображается время прибытия автобуса для каждого маршрута.
  • Диспетчерский центр. Вся информация — по навигации, параметрам работы автотранспорта, по срабатыванию систе­мы реагирования на аварии, по расчетам времени прибытия на остановку — концентрируется в едином диспетчерском центре управления.

С каждым годом энергоснабже­ние становится все более сложной задачей, так как в городах растет потребление тепла и электричества. «Применение современных технологий отопления, „правильных“ окон и др. позволяет сэкономить 20–30% тепла, а это серьезные цифры для городского бюджета. Кроме того, снижается вред, наносимый экологии», — говорит Борис Грановский, директор компании «Стинс Коман Интегрированные решения». По словам Владимира Шибанова, один из путей обеспечения города энергией — это использование комбинации традиционных и альтернативных (возобновляемых) источников. Перспективы использования возобновляемых источников энергии связаны с их экологи­ческой чистотой, низкой стоимостью эксплуатации и ожидаемым топливным дефицитом в традиционной энергетике. Согласно отчетам ООН, инвестиции в проекты, связанные с альтернативной энергетикой, уже несколько лет превышают инвестиции в производство нефти, угля и газа. По сравнению с США и странами ЕС использование альтернативных источников энергии в России находится на низком уровне. Сложившую­ся ситуацию можно объяснить доступностью традиционных ­ископаемых энергоносителей, а также слабой озабоченностью властей, бизнеса и населения экологической обстановкой в стране. И это при том, что только используя ветер, по оценкам международных экспертов, Россия может получать до 10–15% энергии.

Источники энергии это лишь одна сторона медали. Другой, не менее важный вопрос — ­неэффективная эксплуатация электросетей. По разным оценкам, из-за плохого качества сетей и такого же их использования теряется порядка 40–60% энергии. И здесь опять же не обойтись без применения современных технологий. Интеллектуальные системы удален­ного мониторинга, разумные системы анализа поступившей информации, позволяющие управлять нагрузкой на сети, — все это уже сейчас активно применяется в развитых странах, таких как Дания, США, Япония, Германия и др. Россия только начинает двигаться в этом направлении.

Специалисты Группы Optima отмечают, что за рубежом «интеллектуальные здания» строят для того, чтобы экономить расходы на электроэнергию, тарифы на которую во многих странах очень высоки. У нас культура бережного отношения к электроэнергии только формируется и это сдерживает строительство hi-tech-сооружений: серьезного стимула для строительных и эксплуатирующих организаций пока еще нет, а значит, нет и комплексного подхода к построению «умных домов». К тому же стоимость таких объектов из-за высоких таможенных платежей за ввоз оборудования во много раз превосходит расходы на строительство обычного дома. Можно сказать, что в России «умный дом» — всего лишь дань моде, но с удорожанием тарифов на электроэнергию появится реальная потребность в том, чтобы таких домов строилось больше, так как жить и управлять подобным объектом станет выгодно.

В настоящий момент заказчиками «умного здания» являются прежде всего компании, которые планируют эксплуатировать объект в течение довольно длительного срока. Типичный пример — здание гостиницы. Cпроектированное в соответствии с концепцией «умного дома», оно позволит его владельцам контролировать расход электроэнергии и тепла, обеспечить систему безопасности и контроля доступа. Но интеллектуальная составляющая такого здания увеличивает стоимость оборудования ­информационной системы в десятки раз и окупится не скоро. Российские заказчики заинтересованы в первую очередь в том, чтобы здания были оснащены системами оповещения и безопасности, позволяли управлять климатическими системами и распределением электроэнергии и воды. Системы энергосбережения востребованы очень ­мало, так как не могут себя окупить в силу дешевизны существующих тарифов.

И немного о том, что могло бы способствовать развитию индустрии «умных домов». Поми­мо введения высоких тарифов и стремления экономить ресурсы, в России необходимо принять соответствующие стандарты. Сейчас, как мы уже говорили, «умным домом» называют любые здания, что не всегда соответствует реальности. Работа в соответствии с принятым на государственном уровне стандартом будет способствовать развитию данного рынка: во-первых, отсе­ются недобросовестные застройщики; во-вторых, придет понимание того, зачем такие дома необходимы населению; и наконец, в-третьих — мы начнем ­бережно относиться к ресурсам и экономить энергию.

ИТ — всему голова

Все вышеперечисленные, а также многие другие, не вошедшие в данный обзор решения для «ум­ного города» базируются на использовании ИТ. Это весьма ­отрадный факт. Ведь по сути перед ИТ-компаниями открывается огромный перспективный рынок. Места хватит всем — и крупным столичным интеграторам, и небольшим региональным VAR’ам. «Для повышения жизнеспособности и гарантий функционирования всех городских систем должны активно привлекаться региональные компании, эксперты и партнеры», — считает Анатолий Сергеев.

По словам Бориса Грановского, доля ИТ-инфраструктуры в проектах «умных городов» составляет 5–10%. И если бюджет города — это десятки миллиардов долларов, то ИТ-компании смогут заработать миллиарды. «Понятно, что если мы говорим об „умных городах“, то ИТ-компании должны принимать в их создании непосредственное участие и в конечном итоге создать единую систему — ситуационные центры и центры управления, которые будут между собой взаимодействовать в сфере энергетики, ЖКХ, управления транспортом, — отмечает Борис Грановский. — Такая система должна строиться по принципу „Системы-112“, только ее целью будет не реагирование на чрезвычайные ситуации, а их предупреждение, чтобы не было заторов на дорогах, чтобы в случае холодной зимы температура отопления автоматически повышалась, чтобы при поломке поезда замена была сделана в максимально короткий срок. Отдельные элементы уже используются в некоторых странах мира — в основном пока в Азии, но это потому, что там много молодых и строящихся городов. ИТ незаменимы на этапе моделирования города, расчета транспортных потоков, теплоэффективности, необходимых запасов на конкретный период, в том числе и топливных».

Какие же условия нужны для полноценного развертывания систем «умного города»?

По мнению специалистов компании Huaweu, требуется полномасштабная конвергенция фиксированной и мобильной сетей, коммуникационных и информационных технологий, голоса, данных и видео (Triple Play), а также взаимодействие как собственных платформ услуг операторов связи, так и сторонних провайдеров.

Используемое оборудование обязательно должно иметь высокую надежность и быть устойчивым к стихийным бедствиям. Вообще, одной из подсистем «умного города» как раз и является ситуационный центр для чрезвычайных ситуаций, ­который призван обеспечить быструю ликвидацию последствий различного рода катаклизмов, но для этого нужна доступность оборудования и системы класса «пять девяток» (99,999%), т. е. любой отказ не должен длиться дольше нескольких минут в год. Такая надежность не всегда обеспечивается оборудованием для корпоративных сетей, по­этому к выбору техники и архитектуре систем для «умного города» следует подходить с критериями надежности «операторского класса».

Следующий важный момент — наличие «вездесущего ультра-доступа». От системы «умного города» будет немного проку, ­если ее услугами можно воспользоваться не везде, а только в местах покрытия сети и если скорость доступа к ус­лугам будет зависеть от того, сколько пользователей подключено к тому или иному «хот-споту». Иначе говоря, Интернет должен быть везде и с нужной скоростью, конечно, с учетом приоритета пользователя. Например, оператор ситуационного центра должен получать доступ к геоинформационной системе практически мгновенно и в нужном разрешении, а покупатель, ищущий бутик в торговом центре, — по мере доступности ­ресурсов, но и его ожидание не должно исчисляться часами или минутами.

«По-настоящему „умным“ ­город может сделать система управления, представляющая собой сеть сбора и передачи данных», — говорят специалисты компании „Марвел“. — Наверное, ни для кого не станет откровением, что будущее сети — в эфире, а не в проводе, поэтому необходимо говорить об „умной беспроводной сети“ как составной части „умного города“». В «Марвел» утвержда­ют, что уже сегодня рост рынка планшетных компьютеров и смартфонов предъявляет специфические требования к инфраструктуре связи. Житель ­города должен иметь доступ к сервисам вне зависимости от своего местоположения — ­дома, в транспорте, на рабочем месте. Всю территорию умного города необходимо покрыть единой беспроводной сетью. Объем и качество оказываемых услуг должны быть на таком уровне, чтобы обеспечивать работу не только с простыми сервисами (электронная почта, социальные сети), но и со службами реального времени — IP-телефонией, видеоконференцсвязью и др.

Система обратной связи «умной сети» могла бы передавать пользователям оперативную информацию — новости, дорожную ситуацию и др. Например, прогуливаясь по центру города, пользователь получал бы сведения о сеансах в ближайших кинотеатрах, акциях в магазинах или специальных предложениях в ресторанах. Подобные системы уже развернуты во множестве торговых центров и туристических площадок по всему миру.

Благодаря «умной сети» транспортная служба современного города получит возможность оперативного сбора информации о загруженности маршрутов и, как следствие, оперативного реагирования на возникающие сложности.

«Умная сеть» была бы полез­на и спасательным службам, позволяя определять местопо­ложение с высокой точностью, а также обеспечивать связью даже в условиях экстренных ­ситуаций и сложных условий.

При всей кажущейся футуристичности сказанного подобная «умная сеть» — далеко не убыточный или дотационный сервис. Например, техническое обслуживание единой унифицированной инфраструктуры обойдется дешевле, чем совокупные расходы на администрирование множества разрозненных сетей.

Как упоминалось выше, одним из актуальных направлений информатизации городской среды является создание электронного правительства, которое сведет к минимуму непосредственное взаимодействие между городскими властями и горожанами как заявителями при получении госуслуг. «В рамках соглашения о сотрудничестве, подписанного с компанией „Ростелеком“, Microsoft стала исполнителем проекта формирования электронного правительства России и участвует в создании и раз­витии Национальной облачной платформы, которая предназначена для оказания облачных сервисов и пользования госуслугами, — сообщил Олег Сютин, директор по технологиям Microsoft в России. — Microsoft активно развивает информационные решения, необходимые для совершенствования городской инфраструктуры».

Он добавил, что технологии Microsoft позволяют партнерам создавать решения для управления такой сложной комплексной системой, как городская инфраструктура.

Недавно компания подписала соглашение о вступлении в Международный консорциум «Безопасный город». Задача ­этого консорциума — реализация российских программ строительства безопасных интеллектуальных городов, в которых ­будет обеспечено комфортное проживание.

«Большинство ИТ, которые могут сделать жизнь намного комфортнее и лучше, уже су­ществует, — говорит Алексей Алексеев, начальник управления по связям с общественностью ОАО „Электронная Москва“. — Компании, которые смогут их сделать доступными и полезными для граждан, вырвутся вперед». Как показал опыт перевода части государственных услуг населению в электронный вид, для их предоставления (помимо решения большого числа орга­низационных задач) необходимо консолидировать информационные системы. Специалисты убеждены, что будущее за консолидацией вычислительных ресурсов и развитием систем, которые работают с консолидированными данными в облачных средах, за системами, отвечающими за безопасность данных, и за мобильными сервисами. То есть за системами, размещенными в ЦОДах.

«Мы находимся в самом на­чале пути, еще не разработана законодательная база, но уже сейчас ясно, что компании, которые перейдут на оказание услуг по облачной сервисной модели, смогут и заработать, и укрепить свои позиции на рынке», — подытожил Алексей Алексеев.



Источник: http://www.crn.ru/numbers/spec-numbers/detail.php?ID=74288






Вернуться к списку публикаций

RSS
© 1990-2013 Группа Optima
121059, Москва, ул. Киевская д.7
+7 (495) 363-36-53
info@optima.ru